воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Л. С. Москаленко

Этапы взаимодействия русского и украинского языков

Статья посвящена взаимодействию русского и украинского языковых миров на территории Украины. В ней выделены и охарактеризованы этапы русско-украинского взаимодействия.
Ключевые слова: взаимодействие языков, языковой мир, геолингвистика, интерференция, украинский национальный вариант русского языка, региолект.

Moskalenko L. S. Stages of interaction of Russian and Ukrainian
Article is devoted the interaction of Russian and Ukrainian language worlds in the territory of Ukraine.
Keywords: interaction of languages, language world, Geolinguistics, interference, Ukrainian national versions of Russian, regіolekt.

Взаимодействие языков является главным фактором языковой эволюции. Проблема языкового взаимодействия достаточно глубоко освещена в современной лингвистике. Основы ее были заложены И. А. Бодуэном де Куртенэ, У. Вайнрайхом, А. Мартине, Е. В. Поливановым, Э. Хаугеном, Г. Шухардтом, Л. В. Щербой и др.
Сегодня, в эпоху глобализации, данному вопросу уделяется особое внимание. Языки вступают в новую фазу развития. В связи с новыми функциями появляется четкое разграничение языковых миров. А. Н. Рудяков отмечает, что современная наука о языке должна обратиться к изучению взаимодействия языковых миров. Взаимопроникновение и взаимодействие существующих на планете языковых миров, согласно концепции А. Н. Рудякова, становится объектом геолингвистики, «общей лингвистической дисциплины о планетарном (ноосферном) языковом мире Человека, представляющем собой сложное единство частных языковых миров» [18:10].
В рамках геолингвистики существуют георусистика, изучающая взаимодействие русского языкового мира с другими мирами, и геоукраинистика, изучающая взаимодействие украинского языкового мира с другими мирами. Русский и украинский языковые миры в силу исторических условий находятся в беспрерывном взаимодействии. В этом взаимодействии необходимо видеть важнейший ресурс развития, обогащения обоих языков, повышения их устойчивости в глобальной межъязыковой конкурентной борьбе.
Существует определенная традиция изучения русско-украинского взаимодействия, которая представлена в трудах И. К. Белодеда, Ю. Д. Дешериева М. А. Жовтобрюха, Г. П. Ижакевич, М. И. Исаева и др. В нашей работе основные положения, изложенные в этих трудах, пропущены через концепцию геолингвистики.
Целью статьи является характеристика процесса взаимодействия русского и украинского языковых миров на территории Украины в различные исторические периоды.
Достижение цели предполагает решение следующих задач: выделить этапы контактирования русского и украинского языков; охарактеризовать культурно-исторические процессы, обусловившие взаимодействие языковых миров; определить специфику и следствия взаимовлияния языков.
Русско-украинское языковое взаимодействие предопределяется, прежде всего, контактами русского и украинского народов. Взаимные контакты наций и народностей являются одним из важнейших «внелингвистических факторов, влияющих на развитие и взаимодействие их языков» [3:76]. Долгое время часть территории Украины входила в состав Российской империи, а затем – СССР. Ведущее положение русского языка обусловливало его доминирование, в связи с чем русский язык оказывал сильное влияние на украинский. Украинский язык в силу своего потенциала также воздействовал на русский язык. Поэтому русско-украинское взаимодействие характеризуется единством культурно-просветительских, социально-экономических, общественно-политических сфер деятельности.
Взаимодействию и взаимовлиянию способствует близость фонетической системы, лексического состава и грамматического строя русского и украинского языков.
В соответствии с историческими условиями можно выделить три этапа взаимодействия русского и украинского языковых миров: этап формирования литературных русского и украинского языков, советский и современный этапы.
Конечно, начальный этап взаимодействия русского и украинского языков уходит в самую древность. Однако проследить взаимодействие сложно даже к XIX в., во-первых, из-за того, что языки еще находились на стадии формирования, и во-вторых, из-за того, что уровни их развития были неодинаковы. Украинский язык, не имевший достаточных возможностей для полноценного развития, даже к XX в. не являлся единым: его «диалекты различались между собой настолько, что жители разных частей Украины не понимали друг друга» [4].
В период формирования литературных языков русский язык главным образом обогащается украинской лексикой (рада, гетман, бунчук, булава и др.). В украинском языке под воздействием русского совершается становление функциональных стилей, прежде всего, публицистического и научного. Значительное количество лексических средств в оригинальных украинских научных и публицистических произведениях заимствуется в это время из русского языка, например, властитель, доходи, подвиг и др. Многие из них в дальнейшем заменяются украинскими словами: командировка – відрядження, молодіж – молодь и т. п. [8; 12]. Также украинский язык усваивает через русский определенное количество иностранной лексики: артилерія, генерал, симетрія и др. [12]. Русский язык оказывает определенное влияние на формирование лексической и структурной его сторон, в какой-то мере идет сближение с русским языком.
К XIX в. появляются первые труды, посвященные русско-украинской интерференции. К. П. Зеленецкий и  В. Долопчев описывают интерферирующее воздействие украинского языка на русский в речи жителей Южной Украины [5; 11]. В русской речи фиксируются лексические (абы, бурак, вечерять, гречаный, млин, смыкнуть и т. д.), фразеологические (один одного, до горы ногами и др.), фонетико-морфологические (поможи, сидю, на степу и т. д.), морфологические (собака – муж. рода, картофель – жен. рода и т. д.), синтаксические украинизмы (он служит у нас за кучера, я соскучился за вами и т. д.) [5; 11].
Качественно новым этапом взаимодействия русского и украинского языков является их функционирование в советское время. Советская языковая политика была направлена на развитие всех национальных языков. Украинский язык получает больше возможностей для развития. Он становится национальным языком УССР. Русский язык меняет статус государственного языка на статус языка межнационального общения, «средства единения, взаимосвязи и сплочения людей различных наций и народностей» [17:10], но, тем не менее, продолжает занимать ведущую позицию во всех республиках. На территории Украины благодаря параллельному использованию двух языков сформировалось русско-украинское двуязычие, которое способствовало изменению процесса взаимодействия языков, его усилению.
В советское время влияние русского языка на украинский сводится к прямому усвоению русского слова, словосочетания, структурного компонента и т. п. с украинским оформлением (ударник, онегінська строфа и т. п.); разнообразному калькированию (вагоноперекидач; індукція насичення  и т. п.); созданию украинской терминологии по моделям русской (агрегат, інформація,  радар и т. д.); усвоению интернациональной лексики (політінформація, космічний корабель т. п.). Русский язык выступает посредником взаимодействия украинского языка с национальными языками других республик (аул, кумис, бастурма, марійці, Алтай  и др.) [2:9597].
Посредством взаимовлияния русского и украинского языков прежде всего происходит обогащение русской лексики. Некоторые единицы прочно входят в русский язык, воспринимаются как нейтральные слова: житница, косовица, стерня, хата-лаборатория, дивчина, доярка, пятисотница  и др. Под влиянием украинского языка расширяется значение суффикса -щин- (-чин-), он употребляется в географических наименованиях типа Орловщина, Смоленщина и т. п. К синтаксическим украинизмам, достаточно распространенным в русском языке, можно отнести употребление предлогов с и на при определенных географических наименованиях: с Украины, с Полтавщины, на Украину, на Полтавщину [12:243].
Определенные единицы получают широкое распространение только в русском языке Украины. Они рассматривались в советских и досоветских работах как негативные явления, отклонение от норм русского языка. Советские лингвисты подобные факты называют «отрицательной интерференцией» [3; 7; 12; 13 и др.]. В связи с этим большое количество работ было направлено на борьбу с неправильностями в первую очередь в русском, а также в украинском языке, на повышение уровня культуры речи [12; 13 и др.].
Изменения в русском языке Украины под воздействием украинского прослеживаются на всех языковых уровнях. На фонетическом наблюдается отсутствие редукции (в[о]ды, кузнечик[о]м); использование фрикативного звука г [γ] на месте взрывного г [г] ([γ]огод, поро[х]); отсутствие смягчения р перед и, е ([ры]сунок) и др. На акцентуационном уровне русской речи характерен перенос ударения (балы, камнями, ждала, брала; сложен) и т. д. [3:119; 12: 283; 13:107112]. Морфологический уровень представлен, прежде всего, изменениями форм глагола: отсутствие исторических чередований с//ш (зависю); появлением форм 1 лица мн. ч. с окончаниями -емо, -имо (пользуемося, произносимо); 3 лица ед. и мн. ч. глаголов 1 спряжения с нулевой реализацией фонемы т (знае, приглашае) и т. п. [13:114]. Явления интерференции прослеживаются в сфере предложного и беспредложного управления: по домах, по странах; смеяться с кого; говорить французским языком; мне болит голова и под. [3:119121; 12:283284].
Русская речь Украины характеризуется лексическими и фразеологическими украинизмами. Например, провести домой вместо проводить, брать участие в конкурсе вместо принимать участие и т. п. [3:121].
Результаты влияния русского языка на украинский также прослеживаются на всех уровнях. На фонетическом происходит оглушение согласных (ду[п]); аканье (в[а]да); отсутствие чередования в определенных позициях у-в, і-й (був в мене, була у учительки, він й вона) и т. п. В грамматике – глагольные формы типа робе, косе, ходе; формы прилагательных – мамини, батькови, Василеви; числительных – п’ятидесяти, шестидесяти; окончания существительных : потрібна допомога інституту вместо інститутові и под. Изменения характерны и синтаксису: щиро вас дякую, їздили по полям, взяв мені олівець, Василенко являється ініціатором цієї справи и др. [7:4243].
Данные изменения, на наш взгляд, не являются «порчей» языка, поскольку обусловлены  целевыми установками его носителей. Они представляют собой опережение нормы, а не отклонение от нее: «интерференция не обязана всегда оставаться интерференцией, т. е. отклонением от нормы; при частом повторении она сама может стать нормой» [22:69].
Распад  СССР и образование новых независимых государств знаменует собой следующий этап взаимодействия русского и украинского языков. Появление нескольких центров развития русского языка после распада СССР и образования новых независимых государств приводит к изменению языковой ситуации. С конца 1980-х годов в украинском языке происходит процесс дерусификации. Многая общая для русского и украинского языков лексика заменяется новой украинской. Русский язык вытесняется украинским, значительно сужаются сферы его функционирования. Но он продолжает использоваться параллельно с украинским языком. Их взаимовлияние не столько уменьшается, сколько приобретает иной характер.
Результат длительного воздействия русского языка на украинский начинает рассматриваться не как обогащение, а как засорение языка. В связи с этим появляется большое количество литературы, направленной на «очищение» украинского языка, его экологию [1; 13 и др.]. В данных пособиях описаны главным образом лексические, грамматические, орфоэпические, стилистические отклонения от нормы, появившиеся вследствие советской языковой политики. Например, употребление слов зеркало, відкривати вместо дзеркало, відчиняти; неправильное использование предлогов и т. п.
Процесс русско-украинской и украино-русской интерференции на современном этапе продолжается. В целом он сохраняет те же черты, что и в советский период [15; 16 и др.]. Результаты интерференции достаточно хорошо заметны и широко распространены в речи как русскоязычного, так и украиноязычного населения Украины. В постсоветское время влияние русского языка на украинский в большей мере представляется «порчей» языка, явлением, с которым необходимо бороться. Отношение к изменениям в русском языке неоднозначно. С одной стороны, продолжается борьба за «чистоту» русского языка, с другой, изменения рассматриваются как неизбежное приспособление к условиям его функционирования [6; 10; 18 и др.].
Изменения в русском языке Украины, обусловленные влиянием украинского языка, с нашей точки зрения, не могут быть охарактеризованы только как следствие русско-украинской интерференции.
Русский язык Украины сегодня рассматривается в качестве вариантной формы русского языка. Одним из факторов ее появления является влияние украинского языка. Часть ученых считают русский язык, функционирующий в Украине, украинским региональным вариантом, или региолектом, единого национального русского языка, то есть  территориальным койне [19; 20 и др.]. С точки зрения Е. Н. Степанова, «на Украине сегодня можно говорить о нескольких русскоязычных региолектах… Каждое из территориальных койне имеет разные степени реализации приобретённых особенностей в зависимости от групп носителей» [19].
В соответствии с другим мнением, русский язык является полинациональным, «имеющим несколько центров развития, в которых формируются так называемые национальные варианты с собственными нормами, собственными языковыми процессами и с равноправным статусом» [9:32].  Согласно А. Н. Рудякову, русскоязычный мир представляется в виде организованного множества национальных вариантов русского языка, активно взаимодействующих с другими организованными множествами национальных вариантов иных языков [18]. Русский язык Украины, соответственно, рассматривается как украинский национальный вариант русского языка [6; 10; 18]. Он возникает в первую очередь вследствие обособления русского языка, расширения когнитивной базы носителей русского языка Украины, взаимодействия русского и украинского языков на территории Украины.
Спор о термине непринципиален, главное понимание того, что за данным явлением стоит русскоязычный мир как инвариант, представленный множеством вариантов, позициями реализации которых выступают государства (украинский национальный вариант – Украина). Термин «национальный вариант» предложен по аналогии с полинациональными английским, испанским и другим языками как наиболее удобный.
Взаимодействие русского и украинского языков приводит к возникновению еще одной формы языка – суржика. Распространен суржик преимущественно в Украине. Его определяют как некодифицированный разговорно-бытовой стиль языка (речи), который возник вследствие массового продолжительного контактного украинско-русского двуязычия в его диглоссной форме, в результате системной интерференции на всех языковых уровнях [21:77].
Вывод. Взаимодействие русского и украинского языков прослеживается в период формирования литературных русского и украинского языков, советский и современный периоды. Развитие современного языкознания позволяет посмотреть на это явления с новой точки зрения. Исходя из концепции геолингвистики, мы рассматриваем это взаимодействие как постоянное обогащение, совершенствование языков. Благодаря взаимовлиянию языков повышаются способности удовлетворять коммуникативные потребности говорящих. Появление вариантных форм обоих языков свидетельствует об их развитии.
Литература
1.     Антисуржик: Вчимося ввічливо поводитись і правильно говорити / За заг. ред. О. Сербенської. – Львів, 1994. – 152 с.
2.     Белодед И. К. Развитие языков социалистических наций СССР. – К. : Наук. думка, 1969. – 307 с.
3.     Белодед И. К. Русский язык как источник обогащения языков народов СССР / И. К. Белодед, Г. П. Ижакевич, Т. К. Черторижская. К. : Рад. школа, 1978. 182 с.
4.     Беляков А. Украинский язык [Электронный ресурс] / А. Беляков. – Режим доступа:   http://www.beliakov.net/polit/ukrain.html
5.          Долопчев В. Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи (преимущественно в Южной России) / В. Долопчев. – Одесса, 1909. – 630 с.
6.     Дорофеев Ю. В. Национальные варианты русского языка / Ю. В. Дорофеев// Лингводидактика. Социолингвистика. Языки мира. К 90-летию со дня рождения академика И. Ф. Протченко / Учреждение Российской академии наук, Институт языкознания РАН. – М. : Сов. писатель, 2008. – С. 101-115.
7.     Жовтобрюх М. А. Збагачення мов народів СРСР / М. А. Жовтобрюх. К. : Знання, 1967. 48 с.
8.     Жовтобрюх М. А. Мова української періодичної преси (кінець XIX початок XX ст.) / М. А. Жовтобрюх. К. : Наукова думка, 1970. 294 с.
9.Журавлева Е. А. Вариативность лексической системы: русский как полинациональный язык: автореф. дис. на соиск. учен. степ. докт. филол. наук. : спец.  10.02.01  «русский язык» / Е. А. Журавлева. – Алматы, 2007. – 49 с.
10.                       Забашта Р. В. Языковая вариативность и особенности номинативной системы украинского варианта русского языка / Р. В. Забашта // Георусистика. Первое приближение. – Симферополь, 2010. – с. 75-86.
11.     Зеленецкий К. П. О русском языке в Новороссийском крае / К. П. Зеленецкий. – Одесса, 1855. – 576 с.
12.                       Їжакевич Г. П. Українсько-російські мовні зв’язки радянського часу / Г. П. Їжакевич. М. : Наукова думка, 1969. 303 с.
13.                       Культура русской речи на Украине. – К. : Наук. думка, 1976. – 355 с.
14.                       Культура української мови. – К., 1990. – 302 с.
15.                       Курохтина Т. Н. Межъязыковая интерференция в условиях близкородственного украинско-русского двуязычия: автореф. дис. на соискание учен. степени канд. филол. наук. : спец.  10.02.03 «славянские языки» / Т. Н.  Курохтина. – М., 2010. – 23 с.
16.     Москаленко Л. С. Русско-украинская интерференция и проблемы языкового варьирования / Л. С. Москаленко // Вісник Дніпропетровського університету. Серія "Мовознавство". – № 11. – Т. 19. –  2011. –  Вип. 17, т. 2. – С. 114-121.
17.                       Протченко И. Ф. Русский язык: проблемы изучения и развития. – М. : Педагогика, 1984. – 254 с.
18.                       Рудяков А. Н. Георусистика – русистика XXI века / А. Н. Рудяков // Георусистика. Первое приближение. – Симферополь, 2010. – с. 8-21.
19.     Степанов Е.Н. Русский язык в контексте социально-политических процессов современной Украины [Электронный ресурс] / Степанов Е.Н. – Режим доступа: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/analytics/article/news0019.html 
20.     Теркулов И. В. Национальный язык, национальный вариант – где правда? / И. В. Теркулов // Русский язык, литература, культура в школе и вузе. – 2010. – № 6. – С. 47-51.
21.                       Українсько-російська двомовність. Лінгвосоціокультурні аспекти. Зб. наукових праць, — К. : Пульсари, 2007. –  200 с.

22.                       Хауген Э. Языковой контакт / Э. Хауген // Новое в лингвистике. –  М. : Изд-во «Прогресс», 1972. – Вып. 6. – С. 61-81.

Комментариев нет:

Отправить комментарий