воскресенье, 6 апреля 2014 г.

Москаленко Л. С.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ПРОЯВЛЕНИЙ ВАРИАТИВНОСТИ РУССКОГО ЯЗЫКА НА УКРАИНЕ

Статья посвящена проблеме формирования украинского национального варианта русского языка. В ней  рассматривается распространение проявлений вариативности русского языка на Украине.
Ключевые слова: русофония, украинский национальный вариант русского языка, интерференция, варьирование языка.

Стаття присвячена проблемі формування українського національного варіанту російської мови. У ній  розглядається розповсюдження проявів варіативності російської мови на Україні.
Ключові слова: русофонія, український національний варіант російської мови, інтерференція, варіювання мови.
      
The article is devoted the problem of forming of the Ukrainian national variant of Russian. It is examined distribution of displays of variability of Russian on Ukraine.
Keywords: russophonie, Ukrainian national versions of Russian, interference, varying of language.

Изучение национальных вариантов того или иного языка становится одной из актуальных проблем современной лингвистики. Достаточно глубоко исследованы варианты таких языков, как английский, испанский, немецкий, французский. Русский язык на современном этапе также рассматривается как полинациональный язык, имеющий несколько центов развития: «1) на территории его исконного распространения, в Российской Федерации; 2) в ограниченном регионе инонациональной среды» [5, с. 4].
Проанализировав опыт работы по изучению полинациональных английского, испанского и других языков,  А. Н. Рудяков  предлагает рассматривать и русский язык в таком же аспекте. Лингвист разрабатывает концепцию устройства русскоязычного мира (Русофонии), которая представляет собой стратифицированное множество национальных вариантов русского языка [9]. Вслед за А. Н. Рудяковым мы выделяем украинский, возникший в первую очередь вследствие обособления русского языка, расширения когнитивной базы, взаимодействия русского и украинского языков на территории Украины. Украинский национальный вариант русского языка (также как и белорусский, казахстанский и другие, использующие для осуществления социального взаимодействия русский язык наряду с национальным языком) входит в ядерную зону Русофонии, являясь носителем качественной определенности системы, в отличие от центра, основного варианта русского языка – российского, и периферии, обеспечивающей взаимодействие с другими языковыми мирами («-фониями») [10, с. 119]. 
Принимая в качестве ведущего функциональный подход, под термином «вариант» мы рассматриваем ту или иную реализацию инварианта в тех или иных условиях, а варьирование считаем не отклонением от нормы, а   реализацией одной из «позиций» инварианта. Поэтому украинский национальный вариант русского языка является манифестацией инварианта – русского языка [11]. 
Появление нескольких центров развития русского языка после распада СССР и образования новых независимых государств привело к изменению языковой ситуации и, как следствие, формированию его национальных вариантов. Однако это не означает, что взаимопроникновения языков не было ранее. Интерференция русского языка и национальных языков республик Советского Союза, в нашем случае украинского, не только была, но и становилась предметом изучения [1; 4; 7 и др.]. В настоящее же время она переходит на иной уровень: «Интерференция, безусловно, является первым и необходимым этапом взаимодействия языков, но в результате неё «выкристаллизовываются» новые формы языков, как русского, так и украинского» [7]. Языковые факты, которые наблюдаются в речевой практике носителей русского языка вне России, «получили значительное распространение и поэтому их уже нельзя рассматривать только как интерференцию», что позволяет говорить о «процессах формирования национальных вариантов русского языка» в ряде стран бывшего СССР [3, с. 110].
В настоящее время возникает потребность обосновать возможность рассмотрения результатов варьирования языка не только в качестве интерференции, но и в качестве новой формы языка. Одним  из условий формирования украинского национального варианта русского языка является его широкое распространение среди носителей русского языка Украины. В связи с этим целью данной статьи является рассмотрение распространения проявлений вариативности русского языка на Украине в речи его носителей.
В соответствии с поставленной целью необходимо решить следующие задачи:
- охарактеризовать проникновение фактов варьирования русского языка Украины в речь образованного населения, научных и культурных деятелей, журналистов, политиков и др., то есть тех, кто является предметом подражания;
- проследить проявления своеобразия русского языка Украины на фонетическом, лексическом и грамматическом языковых уровнях;
- установить, в какие сферы общения они проникают.
Исследование варьирования русского языка вследствие влияния на него украинского в советское время [1; 4; 7 и др.] и ранее (В. Долопчев. Опыт словаря неправильностей в русской разговорной речи (преимущественно в Южной России). – Одесса, 1886; К. П. Зеленецкий. О русском языке в Новороссийском крае. – Одесса, 1855 и др.) было направлено, прежде всего, на «выработку приемов и методов устранения явлений интерферирующего воздействия близкородственного украинского языка, ведущих к смешению двух языковых систем» [1, с. 119]. Это объяснялось тем, что «в результате взаимодействия близкородственных русского и украинского языков на территории их совместного параллельного функционирования, с одной стороны, происходит взаимообогащение обоих языков, а с другой – развивается так называемая отрицательная интерференция», которая воспринималась как нарушение нормы русского языка [1, с. 115-116]. Отрицательная интерференция не является «порчей» языка, так как это неизбежное приспособление к условиям его функционирования (культуре, традициям и т. д.). В связи с этим исследование взаимовлияния украинского и русского языков должно быть направлено не на устранение отклонений от нормы, а на определение «возможных векторов дальнейшего развития русского языка в современном мире» [3, с. 113].
Помимо русско-украинской интерференции на формирование украинского национального варианта русского языка оказывают влияние и южнорусские диалекты, и суржик, и появление новой лексики, характеризующей современные потребности нации [3, с. 110]. Это влияние прослеживается на всех языковых уровнях.
Распад СССР  привел к изменению социальной реальности и, как следствие, к изменению картины мира у носителей русского языка. «У нас больше нет теперь единой общности советского народа, есть независимые государства, и у носителей русского языка в этих странах картина мира в чём-то всё равно особенная», – отмечает Ю. Е.  Прохоров [8]. Изменения в картине мира прежде всего отражаются в лексической системе: «При функционировании русского языка в новом социокультурном окружении, при его столкновении с иной действительностью и с иными языками и, особенно, при усвоении русского языка и его употреблении носителями других языков и культур, в нем неизбежно возникают новые единицы и семантические лакуны, требующие заполнения. Лексическая система, таким образом, является отражением конкретного предметного мира и отношений между составляющими его элементами» [5, с. 5]. Поэтому проникновения в лексическую систему являются наиболее заметными.
Лексическое своеобразие русского языка Украины проявляется в общественно-политической (бютовцы, КПУ, «Укртелеком», Народный Рух Украины, гривна, городской голова), социально-культурной (бандура, плахта, запаска, рушник, лялька-мотанка, гопак), гастрономической (печеня, мачанка, кишеня, пляцки, сиченики, смаженина, гречаники) и др. сферах общения. При этом важно отметить, что подобные единицы для русскоязычного населения Украины экзотизмами не являются, поскольку они называют предметы и явления, характерные для данной национальности, данной страны. 
Лексические заимствования из украинского языка при переходе в русский приобретают грамматические и словообразовательные возможности русского языка (И. п. клуб «Шалени татуси» – Р. п. клуба «Шаленых татусей» вместо «Шаленых татусив»; БЮТ – бютовцы, бютовка).
Употребление носителями русского языка Украины лексического пласта, характеризующего культурную, политическую, экономическую жизнь страны, неизбежно. Соответственно, эта лексика употребляется коммуникантами вне зависимости от образования, уровня развития и т. д. как в разговорном, так и в литературном языке. Использование же фонетических и грамматических изменений, а также лексики, имеющей непосредственный вариант в общерусском фонде (например, заможный человекбогатый), в советское время считалось принадлежностью «народно-разговорной формы так называемого бытового общения тех украинцев, которые еще не полностью овладели русским языком» [7, с. 283].
На сегодняшний день эти факты мы встречаем не только в речи малограмотных украинцев, плохо знающих русский язык, но и этнических русских, причем расширяется и культурный круг их носителей.  Проявления черт русского языка Украины характерны речи интеллигенции.
Проанализировав речь деятелей науки и культуры, журналистов, политиков, людей, занимающих руководящие должности, то есть тех, чья речь является примером для подражания, звучащую на телевидении, мы определили, что наиболее распространенной особенностью является использование фрикативного звука г [γ] на месте взрывного г [г]: ль[γ]оты, по[γ]ашение, [γ]огод, не[γ]атив, си[γ]нал, техноло[γ]ия, морфоло[γ]ия, [γ]рыжа, [γ]идрофильный, микрохирур[γ]ический, ко[γ]да, дости[γ]ли, на[γ]рузка и т. д.
На фонетическом уровне также наблюдаются такие черты, как отсутствие редукции (в[о]ды, кузнечик[о]м); мягкое ц [ц’] перед и, е (конферен[ц’]ии, Шве[ц’]ия, изоля[ц’]ия); украинский звук щ [шч] на месте русского щ [ш’] (пререосно[шч]ение, упу[шч]ение); произношение [оу] вместо [оф] в словах, оканчивающихся на –ов (академик[оу], Новик[оу]) и др.
Менее распространенными в речи образованного населения являются изменения в грамматике. Они наблюдаются в уподоблении падежных окончаний русских имен существительных соответствующим украинским (В настоящее время курей классифицируют по хозяйственным признакам); в смешении предлогов в – у, из – с, которые в украинском языке представляют собой фонетические варианты (Вспомните, как на ток-шоу в Шустера депутат от «регионов» на нее серьезно (и в принципе, вполне логично) напала за газовые соглашения с Путиным и потребовала ответа – почему Тимошенко их до сих пор скрывает?); в несоблюдении правил чередования г – ж, к – ч в основах спряжения глаголов типа печь, лечь, мочь (Чиновники Кучмы бежат из Украины, а самого Кучму и Медведчука ждет суд) и др.
Однако, просмотрев общение на форумах в интернете, можно говорить о достаточно широком распространении этих изменений в разговорно-бытовой речи: Пока всем, но я не ляжу спать; Мы не хочим с вами играть; Творожные кексы у них знатные только те, которые сами печут; Мои колена все сильнее и сильнее становятся; Восьмого приехал с города в Чугуевку; Приехал брат с Москвы; С дружбы что-то вытаскивают, что-то продают; Тут надо играться с датами и авиакомпаниями; Они спотыкнулися; Да, мне болит стопа и др.
Как видим, варьирование лексики и фонетики прослеживается в разных сферах общения, грамматические изменения в большей степени присущи бытовому общению, но видна тенденция их употребления и в социально-деловой, и в социально-культурной сферах.
Подобные факты варьирования русского языка, которые проявляются в речи образованных людей, тех, на кого ориентируются массы, в данном случае не могут расцениваться как безграмотность, плохое знание русского языка. Они «должны рассматриваться с позиции того, насколько эти результаты отвечают коммуникативным потребностям носителей языка, насколько они расширяют номинативные и грамматические возможности языковой системы и обеспечивают успешное взаимодействие между членами данного социума» [3, с. 113]. Русскоговорящее население таким образом приспосабливает язык к условиям функционирования в Украине, к своим потребностям.
Итак, результаты варьирования русского языка на Украине проникают не только в речь малограмотного населения, но и в речь интеллигенции.  Вариантные формы используются как  в повседневном, бытовом общении, так и в сферах социально-делового, социально-культурного общения, они проникают в язык прессы и телевидения. Варьирование русского языка происходит на всех языковых уровнях, но при этом степень варьирования неодинакова. В наибольшей степени варьируется лексика. Фонетические и грамматические изменения менее частотны в речи образованных носителей языка, но и на этих уровнях есть факты, которые достаточно широко распространены: фрикативный г [γ] на месте взрывного [г], употребление предлога с вместо над в словосочетании смеяться над кем (с кого) и др.
Такое распространение специфических для русского языка Украины черт свидетельствует о формировании «особой формы функционирования единого языка», формы адаптации языка, как к традициям, так и к современным потребностям нации [2], то есть о формировании украинского национального варианта русского языка.

Источники и литература
1.     Белодед И. К. Русский язык как источник обогащения языков народов СССР / И. К. Белодед, Г. П. Ижакевич, Т. К. Черторижская. К. : Рад. школа, 1978. 182 с.
2.      Домашнев О. А. О лексикографическом отражении американского стандарта английского литературного языка [Электронный ресурс] / О. А. Домашнев. – Режим доступа:  http://www.lingvotech.com/domashnev-85
3.     Дорофеев Ю. В. Национальные варианты русского языка / Ю. В. Дорофеев// Лингводидактика. Социолингвистика. Языки мира. К 90-летию со дня рождения академика И.Ф.Протченко / Учреждение Российской академии наук, Институт языкознания РАН. – М. : Сов. писатель, 2008. – С. 101-115.
4.     Жовтобрюх М. А. Збагачення мов народів СРСР / М. А. Жовтобрюх. К. : Знання, 1967. 48 с.
5.     Журавлева Е. А. Вариативность лексической системы: русский как полинациональный язык: автореф. дис. На соискание учен. степени докт. филол. наук. : спец.  10.02.01  «русский язык» / Е. А. Журавлева. – Алматы, 2007. – 49 с.
6.      Забашта Р. В. Языковая вариативность и особенности номинативной системы украинского варианта русского языка / Р. В. Забашта // Георусистика. Первое приближение. – Симферополь, 2010 (в печати).
7.     Їжакевич Г. П. Українсько-російські мовні зв’язки радянського часу / Г. П. Їжакевич. М. : Наукова думка, 1969. 303 с.
8.     Нормальные русские языки [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/publications/interview/interview0063.html
9.     Рудяков А. Н. Георусистика – русистика 21 века / А. Н. Рудяков // Георусистика. Первое приближение. – Симферополь, 2010 (в печати).
10.                       Рудяков А. Н. Георусистика и русофония / А. Н. Рудяков // Лингводидактика. Социолингвистика. Языки мира. К 90-летию со дня рождения академика И.Ф.Протченко / Учреждение Российской академии наук, Институт языкознания РАН. – М. : Сов. писатель, 2008. – С. 115-128.

11.                       Рудяков А. Н. Украинский вариант русского языка: мифы и реальность [Электронный ресурс] / А. Н. Рудяков. – Режим доступа: http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161490.htm

Комментариев нет:

Отправить комментарий